+996(312) 62 07 89 Пн. - Пт. 9:00 - 17:00 oosotsium@gmail.com

У нас есть друг по имени Первый детский хоспис

В поддержку Первого детского хосписа, «#первыйдетскийхоспис_это_мы — с таким хештегом я запускаю флешмоб в поддержку всех, кто оказывает бесплатную, волонтерскую помощь маленьким подопечным хосписа — паллиативным детям и их родителям, в поддержку всех, кто получает помощь (информационную, психологическую, консультационную, продуктовую, гуманитарную)», — написала волонтер, член наблюдательного совета ОБФ «Первый детский хоспис», старший преподаватель кафедры международной журналистики КРСУ, медиаэксперт Елена Воронина.

«Думали ли мы когда-нибудь, что в самое сложное для страны время, когда каждый уязвим — и президент страны, и депутат, и обычный горожанин или сельчанин, — мы будем доказывать о важности и нужности хосписа? Это нонсенс. Хоспис — негосударственная организация, деятельность которой поддерживается только за счет частных пожертвований, неравнодушных людей, волонтеров, отечественных меценатов. Не будет хосписа, не будет достойного ухода за паллиативными детьми», — отметила она.

Вступились за хоспис и родители тяжелобольных детей.

«Меня зовут Надежда. Я — мама Елизаветы. Ей шесть лет. У нее диагноз — последствия менингоэнцефалита, энцефалопатическая эпилепсия. Ежедневно ей нужны такие лекарства, как топомакс и заронтин. Из-за пандемии вируса, закрытия границ и отсутствия жизненно важных лекарств я могла потерять свою дочь. Но этого никогда не произойдет, пока у нас есть друг по имени Первый детский хоспис. Спасибо тебе, хоспис», — рассказала мама особенного ребенка.

Учредитель Первого детского хосписа Динара Аляева заявила, что у хосписа пытаются отобрать здание. К такому выводу она пришла после заявления депутата Евгении Строковой, что хоспис как частная организация якобы просил Минздрав приобрести расходные материалы для аппарата ИВЛ. Нардеп сказала, что необходимо проверить, действительно ли детскому хоспису необходим аппарат искусственной вентиляции легких, поинтересовалась, есть ли у хосписа вообще лицензия на лечение детей. А затем призвала создать комиссию по работе учреждения. Замминистра здравоохранения Мадамин Каратаев ответил народной избраннице, что лицензии у хосписа нет.

Директор Первого детского хосписа подчеркнула, что учреждение не является больницей, там никого не лечат, а оказывают помощь и поддержку неизлечимо больным детям.

Аляева отметила, что это благотворительный фонд, которому для существования не нужна лицензия.

«Под опекой хосписа находятся дети в конце своей жизни, и у них не обязательно онкология! В паллиативной помощи нуждаются дети с более 500 (различных) диагнозов! Кучка людей в ЖК во главе со Строковой пытается сейчас обвинить детский хоспис в том, что мы (негосударственная организация) попросили расходники для ИВЛ нашему подопечному ребенку у Минздрава. Ссылаясь на это, они пытаются сейчас отобрать здание хосписа! Расходники на ИВЛ нужны тяжелобольному подопечному ребенку, который лежит дома», — написала Аляева.

 

Подробнее:  bit.ly/2SXKZRO